Мичуринский государственный аграрный университет
Мичуринск -Наукоград
Юг-Полив

С 1999 года Корочанский плодопитомник – одно из подразделений холдинга ЗАО «Интеграция». В 90-е годы бартер, залоговые схемы, взаимозачеты и натуроплата были привычным делом. Вот и Корочанский колхоз достался холдингу в качестве оплаты за проведение газификации района. Когда хозяйство вошло в состав холдинга – это был запущенный старый убыточный сад, который никто уже и не надеялся возродить к жизни. Сегодня Корочанский плодопитомник – успешное агропредприятие широко известное не только на территории области, но и за ее пределами. Его продукция уже четыре года подряд получает золотые медали на ежегодной Всероссийской сельскохозяйственной выставке «Золотая осень».
О том, каким образом произошло подобное преображение и каковы перспективы развития предприятия мы разговаривали с генеральным директором ЗАО «Корочанский плодопитомник» Виктором Ивановичем Городовым.

Для статьи Корочанский плодопитомник - сад в центре РоссииНА ПЕРЕДНЕМ ПЛАНЕ МУХАНИН ИГОРЬ ВИКТОРОВИЧ, ПРЕДСЕДАТЕЛЬ АССОЦИАЦИИ САДОВОДОВ-ПИТОМНИКОВОДОВ И ГОРОДОВ ВИКТОР ИВАНОВИЧ, ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ДИРЕКТОР ЗАО «КОРОЧАНСКИЙ ПЛОДОПИТОМНИК»

— Виктор Иванович, расскажите, пожалуйста, с чего вы начинали?

— Первые три года ушли у нас на то, чтобы привести сад в порядок: расчистить, раскорчевать его, приобрести специализированную технику, провести подкормки и защитные мероприятия. Все это требовало крупных финансовых вложений, а за это время сад не дал ни копейки прибыли, и не только из-за технологических проблем, нас еще подводили погодные условия – в 2000 и 2001 году весна была затяжная, холодная с поздними возвратными заморозками – все сады, и наш в том числе, в те годы стояли пустыми. Только в 2002 году нами были получены первые 187 тонн яблок. И с того времени продуктивность сада начала увеличиваться, а уже в 2007 году он стал рентабельным. Выстояли мы только благодаря тому, что расходы по саду перекрывались доходами от других предприятий, входящих в холдинг. На сегодняшний день сад приносит неплохую прибыль и теперь в наших планах – развитие, расширение и ускорение внедрения инновационных технологий, принятых во всех передовых в области садоводства странах мира.

— Вы занимаетесь не только выращиванием плодов на продажу, но и большое внимание уделяете выращиванию саженцев, почему вы развиваете одновременно два направления деятельности?

— Для того, чтобы посадить хороший сад – необходимо приобрести качественные саженцы. А на сегодняшний день для промышленного производства в России их нет – ни один плодопитомник страны не производит саженцы плодовых деревьев в промышленных масштабах: ни в Воронеже, ни в Тамбове, ни в Липецке, ни в Самаре, ни в Волгограде. Можно было бы привезти из Краснодара, где у нас наиболее развито садоводство и плодопитомные хозяйства, но там погодно-климатические условия слишком отличаются от наших – трудно будет уберечь привычные к мягким зимам саженцы от морозов, да и в нашем климате южные сорта не смогут проявить свои лучшие качества. Вот и получается, что если хочешь развивать садоводство, о посадочном материале должен позаботиться сам. Сегодня все плодопитомники страны, в том числе и наш, производят саженцы только для собственных нужд и в небольших объемах – для реализации населению. Правда, в Белгородской области сегодня уже разработана областная программа развития промышленного производства высококачественного сортового посадочного материала на базе нашего питомника. И приступить к ее осуществлению мы должны были уже в 2009 году, но помешал кризис. Поэтому воплощение ее в жизнь пока откладывается.
Если бы Сбербанк в этом году выделил кредит на эти цели, то уже сегодня программа начала бы реализовываться. Да вот только деньги сейчас даже нам – стабильному предприятию с хорошей залоговой базой взять практически невозможно, и это несмотря на принятые на самом высоком уровне решения о финансировании реального сектора экономики, появится такая возможность – и к программе можно будет обратиться. Казалось бы, сельское хозяйство, производство продуктов питания – куда реальней, а мы с февраля ходим в Сбербанк, как на работу, все мыслимые и немыслимые документы уже сдали, а кредит так до сих пор и не получили. Пока не помогает даже то, что губернатор лично беседовал с представителями регионального управления Сбербанка, объяснял, что нам необходимы деньги на развитие.
Планов у нас много и все они реальные, но для развития не хватает оборотных средств, не хватает средств на закладку промышленного питомника, на расширение холодильников-хранилищ, на организацию собственного производства по переработке плодово-ягодной продукции, для ведения исследовательской работы, а банки сегодня из нас такие веревки вьют, так руки выкручивают, что все планы пока так и остаются планами. Государство упустило время и возможность в предыдущие годы вложить средства в развитие успешно работающих предприятий. Если бы еще года два-три назад нам, тем, кто умеет и хочет трудиться, производить реальную продукцию, помогли с приобретением самых передовых технологий и самой передовой техники, то ни о каком кризисе сегодня речи не могло бы идти. И эти деньги не вылетели бы в трубу, а сработали на реальный сектор экономики, а, в конечном счете – на каждого из нас. И тем не менее я убежден, что садоводство и питомниководство в области развиваться будут – у нас есть все возможности для этого.

— Виктор Иванович, а что выгоднее: производить посадочный материал или плодоовощную продукцию?

— Конечно, производство посадочного материала менее хлопотное, рискованное да и более выгодное дело – доход от него значительно стабильней: собрал заявки на производство необходимого количества саженцев, вырастил его – и через год-два продал, получил прибыль. Тут ты гораздо меньше зависишь от погодных условий, болезней и многих других факторов, влияющих на конечный результат. Но и в этом производстве есть свои подводные течения. Например, мы уже десять лет работаем с посадочным материалом, производим саженцы для себя, но только сегодня я уверенно могу заявить, что мы научились выращивать саженцы высокого качества для промышленного производства. Поэтому и развивая питомник, мы не будем отказываться от товарного производства и сворачивать его, наоборот, питомник придаст новый импульс развитию и повышению производительности товарного сада.
Так, даже в отсутствии кредитных средств мы сегодня постепенно, привлекая собственные ресурсы, начинаем раскорчевку и расчистку старых садов. Казалось бы, парадокс, – мы рубим сук, на котором сидим: старый сад – это на сегодняшний день и стабильный доход, и приличный урожай и постоянные рабочие места…
Все это так, если не смотреть в будущее. Но все дело в том, что если мы хотим завтра выдерживать конкуренцию на рынке, то в ближайшее время должны перейти на совершенно иные принципы и технологии в садоводстве. Мы должны, да просто обязаны переходить на интенсивное, промышленное производство, а это диктует совершенно иной подход к садоводству. Почему? Да потому, что, прежде всего, сортовой состав старого сада не соответствует нынешним условиям: в то время, когда закладывались наши сады, выращивалось в основном техническое, соковое яблоко. У нас в саду сегодня можно собрать яблоки приблизительно ста сортов, но ни один из них не выдерживает конкуренции на мировом рынке.
Поэтому несколько лет назад мы завезли импортные саженцы, на испытании у нас сейчас находится 54 сорта, адаптировали их к нашим условиям, и будем делать ставку на несколько (не более 4-5 сортов), наиболее хорошо проявивших себя в нашей природно-климатической зоне. Из зимних это такие сорта, как Лигол (около 50-70% своих производственных площадей мы планируем отвести именно под этот сорт), далее – Чемпион и Гала. Гала сейчас – самый широко распространенный сорт в Европе. Однако у нас он пока не очень хорошо изучен, технологию его выращивания мы еще не полностью освоили и отработали, поэтому-то у нас он стоит на третьем месте. Но у него хорошее будущее, этот зимний сорт обладает всеми качествами, которыми на сегодняшний день должен обладать товарный сорт яблок.
Первое: ежегодная закладка почки – самое главное свойство, которое должно быть в генетике сорта, чтобы регулярно вне зависимости от погодных и других условий давать стабильный урожай. Второе: сорт должен быть плотным, чтобы легко транспортироваться. Третье: он должен быть лежким – хорошо и долго храниться. Четвертое: должен иметь хороший товарный вид – плод должен иметь правильную форму, оптимальные размеры, ровную красивую окраску. И пятое: хорошие вкусовые качества. Обратите внимание – вкусовые качества мы ставим на последнее место. При этом должен заметить, что в Европе этому параметру вообще не придается особого значения. Там яблоки делятся на три вида: белое, красное, желтое. Не хочешь белое – бери красное, не хочешь красное – бери желтое. Все просто, все подчинено технологичности, а значит – минимум разнообразия. У нас же вкусовые качества до сих пор играют немаловажную роль при сбыте, поэтому мы учитываем еще и их. Так вот, Лигол по прошлому году показал самые лучшие вкусовые качества, притом, что он обладает и прекрасными техническими параметрами: производителен, транспортабелен, долго хранится, имеет прекрасные внешние характеристики.
Но пока очень многие заказчики по-старинке требуют Мекинтош, хотя он не выдерживает никакого сравнения с новыми сортами. Мы его на сегодняшний день вообще не используем, потому что он не соответствует ни одному техническому показателю.
Из классических сортов используем такие, как Ренет Симиренко, Рай Смит и Лимоннное яблоко. Перечисленные сорта даже в апреле прекрасно сохраняются. А в это время года вкусовые качества уже не имеют особого значения, главное – источник витаминов.
Из ранних сортов у нас хорошо себя зарекомендовали такие, как Женева и Дарья, из осенних лучше всего проявился Ред Фри. Может быть, со временем еще несколько сортов продемонстрируют хорошие качества, хотя и этого ассортимента достаточно для того, чтобы заложить прекрасные сады по производству товарного яблока.

— Этими сортами вы и планируете засаживать освобожденные от старых садов территории?

— Да. Раскорчевывая старые сады, мы постепенно будем замещать их новыми, более технологичными и продуктивными сортами. В этом году мы планируем раскорчевать 80 гектаров старых садов и еще 80 гектаров засадить новыми сортами.

— Те же 80 гектаров?

— Нет, на другом месте: по технологии после раскорчевки старого сада должно пройти не менее 2-3 лет, прежде чем на этом месте можно будет разбить новый сад. Раскорчевав сад, мы засеваем освободившиеся площади зерновыми, а уже на 3-4 год сажаем там новый сад. У нас в обороте – около 400-500 гектаров земли, поэтому проблем с площадями для нас не существует.
Новые сады мы сажаем по современным технологиям, которые разительно отличаются от тех, что применялись нашими дедами и отцами. Так, если прежде сажали на одном гектаре 330 деревьев, то сейчас – от трех до пяти тысяч. Арифметика простая – даже если на дереве вырастет пять килограммов яблок, то урожайность составит пятнадцать-двадцать пять тонн с гектара. Мы используем саженцы на карликовой корневой системе, что способствует тому, что дерево может плодоносить даже в год посадки. Мы не даем этого делать – удаляем после высадки саженца все цветы, а вот со второго года молодой сад начинает производить продукцию и это позволяет вывести его на уровень рентабельности через три-четыре года после закладки, а далее он приносит стабильную прибыль. Вся экономика говорит сама за себя. Если старый сад окупается за 8-10 лет, то по современным интенсивным технологиям сроки сокращаются более, чем вдвое. И приносить прибыль такой сад будет не менее 20, а то и 30 лет. Я в 2008 году в составе делегации российских садоводов был в Бельгии и Голландии, видел подобный сад, который успешно плодоносит на протяжении 22 лет и дает урожай 115 тонн плодовой продукции с гектара.

— А какие новые технологии вы применяете в своем производстве, помимо использования саженцев на карликовом подвое с уплотненной посадкой?

Все технологии я перечислять не стану – для каждого сорта это свои приемы и правила: сроки и виды обрезки, подкормки, способы посадки, ухода и обработки и многое-многое другое. Я уже упоминал, что мы высадили и исследовали 54 новых сорта, а применять будем в лучшем случае не более 8-10. Это показатель того, что к технологичности сорта и адаптации его в данных природно-климатических условиях мы подходим с научной точки зрения – долго и кропотливо изучая свойства и многолетние показатели сортов, проверяя и отрабатывая технологию выращивания каждого из них. И лишь после того, как сорт проявит свои лучшие качества именно в наших условиях, а мы отработаем все технологические приемы его возделывания, принимается решение о внедрении его в производство. Разрабатывается целая система, технологическая карта, указаниям которой наши специалисты неукоснительно следуют в процессе выращивания продукции. И чем точнее соблюдаются и выдерживаются технологические параметры – тем лучше в итоге результат.

— Какая техника используется в вашем хозяйстве?

— Что касается техники, которую мы используем, то здесь мы стараемся идти в ногу со временем, приобретать самую передовую технику. Так, например, холодильное оборудование в хранилище у нас лучших европейских производителей, надежное и мощное. Тракторы – белорусские, поскольку они мало чем уступают импортной технике, зато значительно дешевле. А, кроме того, в молодые сады нам нужны компактные, небольшие, но с большим запасом мощности, тракторы. Мы приобрели импортные опрыскиватели хорошего качества. На одном из предприятий, входящих в холдинг, изготавливаем специальные тракторные прицепы для погрузки яблок во время сбора. И самое главное, мы обладаем уникальной биоустановкой, которая производит органическое удобрение, перерабатывая отходы убойного цеха и птицефабрики, расположенных на территории Корочанского района, в отличное органическое удобрение. Мы изготовили все оборудование и теперь не только способствуем улучшению экологической обстановки в районе, получаем прибыль за утилизацию отходов, но и обеспечиваем себя практически бесплатным органическим удобрением, а в ближайшее время приобретем газовый генератор и будем вырабатываемый на этой установке метан превращать в электроэнергию для собственных нужд. Биоустановки подобного типа, мощностью до 100 тонн отходов в сутки нет, пожалуй, больше нигде не только у нас в России, но и в Европе тоже. Так что сегодня мы воплощаем в жизнь еще одну государственную и областную программу – развития альтернативных видов энергии и превращения отходов в доходы. На мой взгляд, у нас это получается. Сегодня, выполняя предписание государственной экологической инспекции, мы приводим в соответствие с требованиями документацию на нашу биоустановку, проходим сертификацию. А в ближайшее время (в октябре-ноябре) приступим к поставке и монтажу энергетического оборудования. Когда оно заработает на полную мощность и у нас будет производиться не только органическое удобрение, но и электроэнергия, надеюсь, наш опыт переработки стоков животноводческих ферм заинтересует многие государственные и крупные сельскохозяйственные предприятия области, да и других регионов.

— Виктор Иванович, сегодня плодопитомник занимается производством только товарных яблок?

— Нет, конечно. Производство саженцев яблони и товарных яблок – это первое и основное, но не единственное наше направление. Мы занимаемся также выращиванием саженцев и плодов черешни, вишни, алычи, сливы, груши, грецкого ореха, персика, абрикоса. И хотим в дальнейшем развивать и расширять этот вид производства.
На сегодняшний день у нас посажена также плантация земляники садовой. С этого года панируем к промышленному производству малину. Высадив ее поначалу на 2-3 гектарах, два первых года будем испытывать, а потом уже посадим 15-20 гектаров для промышленного производства ягод. Можно и 100 гектаров высадить, если применить европейские сорта, пригодные к механической уборке. Сегодня существует специализированная техника – комбайны для сбора малины. А механизированный уход – основное условие товарного производства. Применение ручного труда приводит к удорожанию, а значит, снижает конкурентоспособность продукции. Поэтому именно такие сорта малины мы и будем выращивать.

— Какой объем товарной продукции реализуется вашим хозяйством?

Корочанскому плодопитомнику губернатором поставлена задача в будущем производить 50 тысяч тонн продукции в год. Это реальные показатели при условии возможности получения оборотных средств. Сегодня яблока раннего мы производим около 3,5-4 тысяч тонн, а общее количество всей продукции – от 6 до 7 тысяч тонн. Производим черешню, вишню, грушу, но пока еще в небольших объемах. Земляники продали в этом году около 23 тонн. Но для нас это также новая культура, мы производим ее только второй год, а в следующем году планируем уже получить около 100 тонн ягоды.
Около 80% всей произведенной продукции реализуем в Белгороде, остальное – отправляем в Москву, Санкт-Петербург, Пермь и многие другие регионы. До сих пор проблем со сбытом не было, но вот в этом году на раннем яблоке почувствовали, что платежеспособность населения резко упала. Правда у нас есть свои хранилища, где можно хранить 3 тысячи тонн продукции, поэтому надеемся решить все проблемы, которые могут возникнуть с реализацией. В планах – строительство еще одной очереди хранилища на 3 тонны.
Всю свою продукцию мы реализуем оптовым покупателям в свежем виде. Это на сегодняшний день самая выгодная для производителя форма сбыта. Например, средняя оптовая цена земляники этим летом у нас была 100 рублей – от 130 в начале сезона до 70 в конце. А заводы переработчики предлагают цену в пределах 15-20 рублей. При этом ее себестоимость колеблется от 40 до 43 рублей. Какой смысл заключать с ними договор? Да еще ждать потом, когда они расплатятся за поставленную продукцию. В общем, мы тоже защищаем свои интересы как можем.
Вот еще один пример. В прошлом году мы свою землянику всю сдали оптовикам, а они потом на рынке продавали ее с наценкой до 50%-70%. Сделав выводы, в этом году первую продукцию мы вывезли на рынки и оптовые базы сами, установив первоначальную цену: оптовая – в пределах 130, розничная – не более 150 рублей за килограмм. И перекупщики вынуждены были придерживаться нашего уровня цен, их доход составили не 50 или 70, а 10-12%, как и положено. А мы, отрегулировав цены, ушли с рынка – далее превысить установленный уровень уже никто не мог. Так что наша торговая политика себя оправдала.
В этом году с нами начали разговаривать и сетевики. Есть постановление губернатора, поэтому они вынуждены предпринимать какие-то действия, хотя делают это очень неохотно, обставляя все договоренности огромным числом условий и оговорок. Например, одним из условий является работа через посредника, да еще и при возможности 100% возврата. Для нас это невыполнимые условия, а поэтому разговор получается трудный, пока ни к чему не приводит, но диалог идет. Тем более, что на сегодняшний день мы уже вышли на тот уровень производства, когда и по качеству поставляемой продукции, и по ассортименту и по другим параметрам (регулярность и соблюдение сроков поставок, упаковка, бренд и так далее) можем работать с крупными потребителями на равных.

— Виктор Иванович, вот вы собираетесь производить саженцы, значит, многие белгородцы захотят также заняться садоводством, где и как эти люди смогут обучиться?

— Сегодня я готов обучать желающих заниматься садоводством. Для этого человеку надо отработать у нас минимум один год, чтобы получить хороший опыт, освоить хотя бы азы технологий возделывания сада. При этом не он будет платить мне за обучение, а я ему – за работу. Как сегодня мы стабильно платим заработную плату своим 140-150 постоянным работникам, это не считая сезонных рабочих.
Хочу сказать, что на сегодняшний день в легальном сельскохозяйственном бизнесе (я не говорю здесь о доходности выращивания опийного мака и других подобных культур) на первом месте по уровню рентабельности стоит производство земляники садовой и малины, где в течение двух лет можно окупить затраты и затем получать стабильную прибыль. Следом идет плодовое садоводство, затем овощеводство и другие виды растениеводства. Поэтому в Европе фермеры охотно занимаются этим видом сельскохозяйственной деятельности. И там практически нет крупных хозяйств. Большинство садов занимают площади от 0,5 до 30 гектаров. Таким садом владеет и работает в нем одна семья, нанимая по мере необходимости для сезонных работ дополнительную рабочую силу. Эти фермеры живут безбедно, учат детей, строят дома, приобретают технику и все необходимое для жизни. При этом они не стремятся добиться максимального урожая, а стараются придерживать оптимальный уровень производства. Для них не является сложностью регулировать выход товарной продукции, выращивая ровно столько, сколько необходимо для обеспечения заявленных объемов поставки, удержания комфортного для всех уровня цен и стабильного плодоношения сада. Я, начиная работу в этом виде бизнеса, долго не мог представить, что, оказывается, все это поддается регулированию, и ты сам можешь задавать нужную производительность сада и влиять на нее. Только пока перед нами стоят другие задачи, сегодня мы, как раз, в первую очередь добиваемся повышения урожайности и валового производства. А европейский уровень садоводческой культуры у нас в будущем, но теперь уже гораздо более близком, чем прежде. Главное, что сегодня мы уже хорошо знаем, как этого добиться.
Садоводство в нашей области – перспективная отрасль. Учеными давно установлено, что один из самых полезных для человека соков – яблочный. Самая лучшая зона для выращивания яблок – это умеренная зона. В России к этой зоне относятся Белгородская, Липецкая и Воронежская области, при этом из этих трех регионов лучшие условия – в нашей области и именно здесь – на нашей земле, не напрасно же промышленное садоводство в России в ХVIII веке начиналось и первые школы садоводов создавались именно у нас – в Корочанском уезде.

Члены АППЯПМ
Грязев Олег Олегович

Грязев Олег Олегович

директор ООО «Сельскохозяйственного предприятия «Приреченский» (Краснодарский край)

Основные направления работы АППЯПМ

 











Авторские права © 2008-2017 АППЯПМ. Все права защищены.
Запрещено использование материалов сайта без согласия его авторов и обратной ссылки.

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru