Мичуринский государственный аграрный университет
Мичуринск -Наукоград
Юг-Полив

П.Н. Грудинин,
заслуженный работник сельского хозяйства, директор ЗАО «Совхоз им. Ленина»

Репортаж на тему «Сельское хозяйство – сможем ли мы прокормиться своими силами» с генеральным директором ЗАО «Совхоз им. Ленина» Павлом Николаевичем Грудининым

Это программа «В круге Света». Наш гость, с которым мы будем говорить на тему: «сельское хозяйство — сможем ли прокормиться своими силами» Павел Николаевич Грудинин, заслуженный работник сельского хозяйства, директор ЗАО Совхоз им. Ленина, зам. председателя комитета Торгово-промышленной палаты по развитию агропромышленного комплекса. Прошло уже время с 6 августа, когда Владимир Путин подписал указ и был введен запрет на поставки в Россию большого перечня видов продукции из стран, которые объявили санкции в отношении России. Соответственно прошло 3,5 месяца. За все это время лично я увидела огромное количество сюжетов по центральным федеральным каналам, которые рассказывали о том как загибается Европа. Это раз. А с другой стороны как здорово, что мы запретили импортную продукцию, потому что сельское хозяйство поднимается. Что все замечательно. Наше сельское хозяйство начинает себя чувствовать гораздо лучше в отсутствие прямой конкуренции. Что государство разворачивается лицом к нашему сельскому хозяйству. Действительно ли эти прошедшие 3,5 месяца показали, что все не то что так страшно, а к лучшему.

В. ИВАНТЕР — Первое, коллеги, голода не будет, талонов не будет, а будет повышение цен. А теперь что касается, зачем мы это сделали. Самое интересное. Это не имеет никакого отношения к санкциям. Мы не очень удачно провели переговоры по вступлению в ВТО. И нам не удалось добиться всего, чего мы хотели. Вопрос: зачем. А затем, чтобы наше сельское хозяйство завалило нас продукцией. Но дело в том, чтобы завалить нас продукцией, ее надо произвести. А чтобы произвести, кроме умения, нужны деньги и время. Денег не дали. Русский крестьянин вообще очень живучий человек, выкрутились. Теперь надо их отдать. Но, кроме того что отдать, надо еще дать денег. Этого, к сожалению, пока не сделано. Все хорошо. Но денег нет.

П. ГРУДИНИН — Есть пессимисты и оптимисты. Пессимист говорит: все плохо, оптимист: да нет, все хорошо, будет еще хуже. Все еще хуже на самом деле. Нужно время и деньги. Но если ты весной посеял, то осенью ты соберешь только то, что посеял. И для того чтобы увеличить производство продукции, импортозамещением заняться, нужен не один десяток лет. Например, в плодоводстве. Если это даже касается растениеводства. Нужно закупить дополнительные тракторы, сеялки, семена. К сожалению, у нас нет отечественных. И увеличить посевной клин, тогда может быть, накормишь свою страну. А если тебе в августе сказали, что ты должен быстро накормить какое-то количество людей в городах, ты это сделать физически не сможешь. У нас нет запасов. К сожалению, система такая. Мы собрали картошку или яблоки, мы их должны сразу продать, потому что мы долгие годы не вкладывали деньги в инфраструктуру. В систему хранения, переработки, у нас этого не было, нет и, к сожалению, никто пока не сказал, что деньги дадут, потому что оптимисты говорят, что обещали, а пессимисты смотрят в бюджет РФ и видят, что денег там нет. А субъекты федерации, которые все имеют дотационные бюджеты, дефицитные. Они все стоят перед выбором. Либо выполнить майские указы, либо какие-то деньги дать крестьянам. Естественно денег они им не дадут, а поскольку у нас система софинансирования, соответственно федеральных денег мы тоже не получим. И поэтому оптимизм некоторых граждан, которые по телевизору вам что-то вещали, на мой взгляд, сильно преувеличен. Намного. Кто виноват — мы поняли. Ощущается только одно: вы в магазин идете и цены повысились.

Голодец сегодня сказала, что у нас за чертой бедности 16,5 миллионов человек. Это 11% населения. Она сказала, что эта сумма будет увеличиваться. Они считают из расчета 8 тысяч в месяц доходы на душу. Что на 8 тысяч можно купить, учитывая рост цен. Поэтому у нас гораздо больше людей за чертой бедности. И сейчас руководству нужно думать, как быстро напечатать те талоны, о которых вы говорили. И раздать их людям малоимущим. Потому что в ближайшее время это может граничить с голодом. Это касается каждого девятого в России. У нас самое большое количество миллиардеров, это не значит, что мы стали богаче.
Цены повысились, легче не стало. Пока никто не приехал и не сказал, слушай, дай быстро капусты, у нас она кончилась. Потому что у нас есть разные источники импортозамещения, это белорусы, казахи и то, что едет через них. И огромное количество псевдопривоза из Белоруссии. На самом деле это импорт из европейских стран или американских. И это существует. Потом только недавно закрыли Украину, которая валила сюда огромное количество овощей. Но все еще впереди. Потому что у нас было много продукции осенью, которую мы естественно могли либо держать долго и раздавать постепенно, либо скидывать сразу. У нас, к сожалению, нет емкостей для хранения, то сейчас мы просто все отдаем и на рынке еще есть продовольствие. Потом когда наше быстро закончится, естественно рост цен будет гораздо стремительнее. Белоруссия перестраивалась. Сейчас белорусский министр сельского хозяйства сказал, что мы в полтора раза увеличиваем экспорт в Россию молочной продукции. Откуда они взяли молоко. Они берут сухое молоко из Европы, перерабатывают у себя, перефасовывают и везут сюда. И он станет белорусским этот продукт. И конечно продовольствие найдет свою нишу. Вопрос в другом, кто от этого выиграет. Наказали мы себя.

Главная задача государства обеспечить доходность сельского хозяйства. Потому что когда много продукции плохо для нас, цена падает ниже себестоимости. Когда мало продукции, мы тоже оказываемся в тяжелом положении. Все страны мира, особенно развитые, считают доходность сельского хозяйства. Я с этим бизнес-проектом приду, а мне скажут, а почем ты молоко будешь продавать через год или два. Хотя на самом деле застройка ферм, три года я готовил проект, не потому что я плохой, а потому что нам нужно согласовать со всеми, даже с аэропортом Домодедово. Который должен принять, 28 километров, могу я построить эту ферму или нет. И поэтому все, что вы говорите правильно, но на самом деле, когда я построил эту ферму, выяснилось, что молоко стоит 8 рублей. Потому что мои друзья белорусы, получая дотации, и мои друзья из ЕС, могут поставить на рынок молоко гораздо дешевле.
На самом деле границу не закрыли. По свинине я могу сказать. Цена резко сначала выросла для наших производителей. Потому что рынок сузился. А потом пошла контрабанда. Через Белоруссию, потом заключили договор с Бразилией и Китаем. Импортозамещение получилось так. Наш российский производитель свинины чего получил-то? Ничего, кроме того что ему цену подняли, но сказали, мы тебе повысим акциз на бензин на три рубля сейчас, мы тебе повысим налоги, расходы, связанные с электричеством. Комбикорм подорожал.

В любом случае, куда ни кинь, везде клин. И поэтому увеличения продукции, а значит, уменьшения цены не будет. А доходность нашу никто не считает. И все говорят, давайте производите. А спрашиваешь, а почем купите молоко. А это не ваш вопрос, это рынок отрегулирует. И в этот момент с этим рынком все страны мира справедливую цену назначают, регулируют рынок сами интервенциями, а у нас эта система не работает. Но зато министр сельского хозяйства говорит, проблем не будет. Оптимизм излучает. Кстати недавно весной господин Федоров что сказал. Вы знаете, 5 млрд. рублей не востребовано в сельском хозяйстве. Почему? Потому что система софинансирования, а значит рубль из областного бюджета, соответственно рубль из российского не работает, потому что у субъектов нет денег. Систему софинансирования никто же не отменил. Бюджеты дефицитные у субъектов. Поэтому сколько вы ни рассказывайте, бесполезно. Денег мы не дождемся. Поэтому все фермеры смотрят и думают, нам тут денег найти, чтобы свое то, что было посеять. А об увеличении вообще никто не думает.

Совхоз им. Ленина крупнейший в России производитель земляники. Но мы находимся в рынке сбыта, и у нас все конкуренты умерли. Кроме турок и греков. Но наша продукция настолько качественная, что ее покупают по 200-220 рублей. То есть она у меня прибыльная. Молоко у меня убыточно. Я вам скажу главную проблему сельского хозяйства. Средняя зарплата в аграрной отрасли в прошлом году составила 12 тысяч рублей. Кто за 12 тысяч рублей будет работать.
У меня в этом году будет 64, в прошлом была 56. Но не в этом дело. Дело в том, что мы, инвестируя из других источников в сельское хозяйство, позволяем покупать себе новые технологии, машины. Обеспечивать зарплату, и соответственно получаем 9 тысяч литров на корову.

Вот если ты взял деньги и потратил на Олимпиаду, то ты получишь наверное какое-то количество спортсменов. Если ты деньги взял и потратил на коров, причем не так как мы это делаем, через Росагролизинг, Россельхозбанк, а напрямую.

Министры поехали за границу искать, где продовольствие. Они сразу на следующий день туда рванули. В Азербайджан, Турцию, Китай, Индия. Даже если деньги выделят, мы не получим никакой результат. Объясню – почему. Потому что система поддержки сельского хозяйства остается прежней. Если в Европе деньги дают непосредственно тому, кто купил трактор, который купил его у дилера по нормальной цене, то у нас деньги дают Росагролизингу. Если напрямую деньги дают фермеру, то у нас дают Россельхозбанку, который в пополнение уставного капитала уже столько денег получил, но деньги эти, к сожалению, это не поддержка сельского хозяйства. И поэтому надо систему менять. Белорусскую систему возьмите. Его нет этого чуда, потому что у нас в правительстве принимает решение Минфин. Не Минсельхоз, не Минэкономики. Вот Минфин сказал, денег дадим, дадим. И если у меня бухгалтер начнет командовать моим совхозом, то я завтра должен уйти в отставку.

В. С. Черномырдин говорил: отродясь такого не бывало, и вот опять. Господа, скажите, пожалуйста, хорошо, разработана программа талантливым экономистом. Под которую нет денег. Которую еще не утвердили. То есть реально ничегошеньки не сделано. Кроме того, что сказали, ура… За 3,5 месяца. Нет изменения государственной программы развития села, нет бюджета, они просили хотя бы 70 млрд., им дали 20 на долги старые. И они эти долги уже раздали.

И понятно, что снижение конкурентной нагрузки конечно замечательно, но это очень быстро пройдет. Свинина уже пошла из Бразилии. В чем же тогда радость местного товаропроизводителя. На чем основан ваш оптимизм, мне непонятно.
Я вам могу сказать, лучшая программа развития села в России была принята в 1986 году. И я по этой программе получил коттедж, причем бесплатно. Мы получили огромное количество тракторов, и эта программа работала. И мы производили сто миллионов тонн молока. Сейчас с приписками мы производим 32 миллиона тонн. В результате мы уничтожили деревню в принципе, вы же знаете, что у нас импортные трактора, у нас отечественных тракторов в прошлом году произведено тысяча штук. Мы в день производили тысячу штук в СССР. У нас импортные семена, у нас нет отечественной селекции вообще. У нас, к сожалению, сельхозмашины все импортные. Я оптимистичную ноту внесу. Если вы слушаете Владимира Владимировича Путина, он сказал, что мы в ближайшее время должны организовать 25 миллионов модернизированных рабочих мест. На самом деле если нам дать нормальную технику, не ту, которая Беларусь пашет трехкорпусным плугом, то мы можем увеличить производительность труда в сельском хозяйстве в разы. Нам не нужно такое количество людей занятых. Мы себя прокормим. Вопрос в другом. Их же надо обучить. А на модернизацию в сельском хозяйстве денег не выделено. И поэтому мы же можем дальше продолжать строить чемпионаты мира, АТЭСы, Олимпиады, и быть великими в чьих-то глазах. А сами живем, извините на 12 тысяч рублей в месяц, и это модернизацией никак не назовешь. Поэтому если государство скажет, слушайте, закончили заниматься депутатами ГД, будем заниматься, например, селянами. Тот, кто учится и работает на тракторе John Deere, тот получает сто тысяч рублей, и он обязан сдать такое-то количество продукции и даже если будет огромное количество картошки из Белоруссии, мы ее не возьмем, а мы купим и сделаем ему доходный бизнес. У нас получилось так, что в сельском хозяйстве США самые богатые люди в США живут. А в сельском хозяйстве России самые бедные. Это все государство делает. Экономические методы.

Если вы все контролирующие органы переведете в трактористы, у нас огромное количество будет трактористов. На одного с сошкой семеро с ложкой это про нас. Кода к тебе обязательно кто-то приходит. Я сейчас начну перечислять, у меня пальцев на руках не хватит. Налоговая, Россельхознадзор, Росприроднадзор, всякие надзоры другие, потребнадзор и все остальное. Плюс еще прокуратура, в общем, кто только к тебе ни приходит. Который тебя проверяет. А в этот момент тракторист ему некогда, я приезжаю в Германию спрашиваю своего такого же коллегу, у которого такое же количество земляники. 130 гектар. Я говорю, сколько к тебе проверяющих приезжает. Он говорит: какие проверяющие. Я говорю: а сколько у тебя людей в офисе работает. Он говорит: два человека. А у меня бухгалтеров восемь, потому что система такая, что они должны сидеть и все время отписываться. И всегда ты не прав. Потому что каждый приходит и говорит, слушай, я тебя должен наказать. Ты пойми, если я тебя не накажу, меня с работы выгонят. И поэтому штраф от 100 тысяч ты просто влегкую платишь, только чтобы он ушел. И на самом деле проблема в другом. Что у нас коррупция или бюрократия задушила всех. Количество муниципальных государственных служащих всяких органов огромно, а людей, которые работают, нет. Поэтому надо как-то менять систему. У меня в районе было 11 сельхозпредприятий. Которые производили много продукции. Знаете, сколько осталось? Одно. Остальные все и всё.

Я нечасто смотрю телевизор, но каждый раз смотрю послание президента и сижу и жду, когда же он скажет, что главное для России это производство. Производство и героев труда начнут давать не тем, кто поет или пляшет, наверное, они тоже много работают, а тем, которые пашут и токарем работают. Потому что если не будет производства, мы это в ближайшее время совсем четко почувствуем, у нас остановится развитие вообще и страна пропадет. А для того чтобы производство, нужно, конечно, вкладывать деньги. Не в чиновников, а в производство. И спрашивать по результату. У нас кто министрами становятся? Те, кто хорошо докладывает, а надо те, кто хорошо работают. Я кстати вспомнил еще одно правительство, которое хорошо работало. Примакова. Люди есть, вопрос только почему они не приходят во властные структуры и каким образом иногда попадают люди, которые вообще никакого отношения. Знаете, кто министром сельского хозяйства Московской области стал? Человек, который командовал отелями, а до этого окончил академию ФСО.

Цены вырастут на продовольствие однозначно. Люди начнут беднеть, и государству придется или пенсию поднимать или вот эти бесплатные талоны вводить. Бюджет уже принят. Если Московская область в прошлом году давала 3 млрд. на сельское хозяйство, сейчас запланировано два триста, то есть она уменьшает ассигнования в сельское хозяйство в момент, когда у нас проблемы с импортозамещением. И все без исключения субъекты делают почти то же самое. И если бы не белорусы и казахи, мы почувствовали всю глубину нашего падения уже сейчас. Но мы постепенно просто видим по повышению цен, что так или иначе люди будут тратить огромное количество своих денег на продовольствие.

Павел Грудинин,
заслуженный работник сельского хозяйства, директор ЗАО «Совхоз им. Ленина»

Члены АППЯПМ
 Назаренко Василий Александрович

Назаренко Василий Александрович

генеральный директор ЗАО «Новомихайловское» (Краснодарский край)

Основные направления работы АППЯПМ

 







Авторские права © 2008-2016 АППЯПМ. Все права защищены.
Запрещено использование материалов сайта без согласия его авторов и обратной ссылки.

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru